Основание для собственного желания работника

Ванюхин Владислав Николаевич,

федеральный судья в отставке,

доцент Московского государственного открытого университета,

к.ю.н. руководитель правового центра “Наука”

журнал “Корпоративный юрист” №1 январь 2008 г.

Уже не первый год приходится слышать от юристов и работников отдела кадров вопросы о том, как правильно расторгнуть трудовой договор с работником по собственному желанию: с применением статьи 80 Трудового кодекса или пункта 3 статьи 77 ТК. И почему нельзя ссылаться на ст. 80 ТК, которая является специальной правовой нормой, содержащей порядок и условия реализации добровольного волеизъявления работника на расторжение трудового договора.

По данному вопросу в юридической литературе высказываются разные мнения юристов. В связи с этим будет полезным обратиться к недавнему прошлому, когда отношения, связанные с применением труда регулировались Кодексом законов о труде (КЗоТ). В качестве основания для расторжения трудового договора по собственному желанию работника тогда использовалась статья 31 КЗоТ. За многие годы применения указанной статьи сложилась известная практика. На эту статью ссылались в приказе о расторжении трудового договора, ее же писали в трудовой книжке, когда речь шла о расторжении договора по собственному желанию работника. Правовая конструкция, юридическая миссия и название статьи 31 КЗоТ унаследованы статьей 80 Трудового кодекса Российской Федерации. По этой причине у специалистов-практиков не возникало сомнений в том, что именно данной статьей следует пользоваться при оформлении отношений, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работника. Сомнений не было до тех пор, пока не появились “директивные” рекомендации в Правилах ведения и хранения трудовых книжек, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2003 г. № 225 и в Инструкции по их заполнению, утвержденной бывшим Минтрудом РФ. Смысл рекомендаций в том, что в качестве основания для расторжения трудового договора по собственному желанию работника следует применять пункт 3 статьи 77, а не статью 80 Трудового кодекса.

Нетрудно заметить, что данные рекомендации направлены на изменение уже сложившейся практики применения отдельной правовой нормы Федерального закона, содержащей юридическое основание для расторжения трудового договора по собственному желанию работника.

Данный факт до сих пор вызывает недоумение и справедливые нарекания юристов, а также работников службы персонала организаций. Дело в том, что Правила ведения и хранения трудовых книжек и написанная бывшим Минтрудом РФ. Инструкция по заполнению трудовых книжек являются подзаконными актами. Они уступают Федеральному закону в юридической силе, и поэтому не могут изменить сформированную законом практику применения юридического основания для расторжения трудового договора по собственному желанию работника. Указанная практика сложилась на основании федерального Кодекса законов о труде РФ. задолго до появления названных подзаконных актов.

К тому же, в настоящее время, в статье 84 1 Трудового кодекса, в редакции Федерального закона от 30 июня 2006 г №90-ФЗ сказано, что запись в трудовую книжку работника об основании и причине прекращения трудового договора должна производиться в точном соответствии с формулировками Трудового кодекса или иного федерального закона. То есть, записи в трудовой книжке должны соответствовать формулировкам причин и оснований, изложенным непосредственно в самом законе.

Но как говорится, в законе написано одно, а в жизни бывает по-другому. На практике исполнять закон напрямую никто не спешит. Никому не хочется брать на себя личную ответственность за исполнение закона. Все ждут специального разъяснения или очередной инструкции. Тем временем пользуются прежней инструкцией бывшего Минтруда РФ. При этом никто не обращает внимания на то, что многие положения закона, например, статьи 84-1 и 192 Трудового кодекса содержат правила, которые прямо перечеркивают целый ряд ее рекомендаций и формулировок.

В настоящее время, Трудовой кодекс РФ не содержит иной правовой нормы, кроме ст.80 ТК, для применения в качестве юридического основания при расторжении трудового договора по инициативе работника. Совершенно необоснованно говорить о том, что существует запрет на применение ст.80 Трудового кодекса при расторжении трудового договора по собственному желанию работника. К примеру, Верховный Суд Российской Федерации в своем постановлении Пленума от 17 марта 2004 г. № 2 “О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ”, руководствуясь положениями закона, обращается к статье 80 ТК, когда речь идет о расторжении трудового договора по инициативе работника. В частности, в пункте 22 своего постановления, Пленум Верховного Суда сослался на ту же статью 80 ТК, давая разъяснение судам, по вопросам, возникающим при рассмотрении споров, связанным с расторжением трудового договора по собственному желанию.

Что касается ст.77 ТК, то ее пункт 3 не может быть юридическим основанием, поскольку не отвечает параметрам правовой нормы. Правовая норма должна содержать гипотезу, диспозицию и санкцию. Юристы знают, что к каждой правовой норме применима формула “если-то-иначе”. Другими словами, статья или отдельный пункт этой статьи, претендующие на статус правовой нормы, должны быть построены по формуле, которую можно условно выразить следующим образом: если работник, используя свое законное право, предупредил о расторжении трудового договора, то работодатель обязан в последний день работы выдать трудовую книжку и произвести окончательный расчет, иначе будут применяться меры воздействия, предусмотренные законом. Данная формула в полной мере применима к содержанию ст.80 ТК.

У данной статьи присутствуют и другие признаки правовой нормы. В частности, ее содержание позволяет говорить, что правовая норма, зафиксированная в статье имеет управомочивающий и обязывающий характер. Так, статья предоставила работнику право и обозначила его возможное поведение. Например, говорится, что работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме за две недели. Кроме того, содержание статьи допускает различную степень определенности, свойственную гипотезам. Предусмотрена возможность выбора юридических фактов, указаны альтернативные варианты поведения, свойственные диспозиции. Так в статье записано, что по соглашению между работником и работодателем, трудовой договор, может быть расторгнут до истечения двухнедельного срока предупреждения. Все вышесказанное позволяет называть статью 80 Трудового кодекса правовой нормой и следовательно, юридическим основанием расторжения трудового договора по инициативе работника. А раз ст.80 ТК является юридическим основанием, то на нее следует ссылаться делая записи в трудовой книжке работника.

Как отмечают специалисты, занимающиеся учетом и оформлением движения кадров в организации, Инструкция и Правила своими рекомендациями породили новую волну вопросов. Например, почему теперь работнику полезно, чтобы в его трудовой книжке была запись пункта 3 статьи 77 ТК, а не статья 80 ТК как раньше, при оформлении его собственного желания на расторжение трудового договора. Почему специалисту отдела кадров и юристу теперь удобнее ссылаться на пункт 3 статьи 77 ТК в качестве основания расторжения трудового договора по собственному желанию работника. Найти ответы на эти вопросы в научных положениях, в теории права, не удается. Объяснить потребностью практики не получается, так как практика применения сложилась в пользу статьи 80 Трудового кодекса. Остается надеяться, что убедительное объяснение этого вопроса будет дано в самом законе о труде.

Комментирование закрыто.